Варварские тексты: Бахтияров Олег Георгиевич. Об агонии, родах и прохождении сквозь агонию

Подробно об Олеге Бахтиярове. Его сайт www.university.kiev.ua. Контакт - office@university.kiev.ua

Этот текст - ответ на статью С.Дацюка "Агония России"

Попробую ответить. Для начала справка: я русский. И для меня как русского «Россия – священная наша держава», как поется в гимне. Россия – не отражение нас как народа и не обслуживающий нас персонал. Россия – это наше произведение. Россия всегда была не совсем русской, иногда нерусской, один раз даже антирусской, но всегда оставалась нашим произведением. Таково восприятие своих империй народов с имперским радикалом. Это произведение все еще создается, оно не закончено, потому и несовершенно 1. Долго строится, не спорю, но уж организм такой – слишком интенсивная история. Огромная культурная и историческая толща – сразу не упорядочишь, в пенсионный возраст мы еще не вошли. Однако упадок внешней стороны существования налицо. Вопрос в трактовке, причем в конструктивной трактовке – это агония или метаморфоз, сбрасывание кожи перед тем как превратиться в новое существо? Вопрос не в том, «как оно есть», а в том, что мы хотим из «того, что есть» сделать. Налицо исчерпанность исторических моделей. С этим можно смириться, а можно поставить задачу – преодолеть, «пройти сквозь». В каком-то смысле «пройти сквозь смерть». Это фундаментальная, ни на что не похожая задача, причем понятная только русским и тем, кто стал частью русского мира: у России есть уникальный двойной опыт: и позитивной Русской империи и «отрицательной России» - Советского Союза, общества «по ту сторону» собственно России. И даже опыт «нулевой России» - постсоветской России в коме 2. Этот опыт инверсии (особый опыт «малой смерти» и жизни «по ту сторону»; «по ту сторону» - но все же жизни) позволяет различать и собственную форму, и ее отрицание, и ее преодоление – своего рода «ТрансРоссию». Мне это видится главной задачей – справиться с тем, с чем еще никто не справлялся, построить Четвертый Рим, которому «не быти».

В той точке, до которой Россия дошла, возможно либо последовательное умаление себя (идея, отнюдь не чуждая части русских националистов) до национального государства, либо, наоборот, увеличение себя за пределы того, что было. Не территориальное увеличение – на Земле для этого просто нет места – а бросок в сторону чего-то совершенно нового, Иного.

Реализация идеи русского национального государства означает, что страна станет лишь существовать и воспроизводить себя, а не создавать Иное. Отказ от созидания Иного – это отказ от собственной природы, от русской природы. Это и есть суицид. Но для того, чтобы пройти к этому Иному, нужно сначала вернуться к имперскому статусу (Империя – это всегда универсальный проект, а не сумма покоренных территорий), отказаться от статуса нуль-России. Отказ от имперских претензий и от собственной сферы интересов за пределам России ведет и к утрате возможности консолидации опытов позитивного существования, отрицательного существования и нулевого существования, а значит и оснований для «прорыва сквозь». Поэтому Россия не могла не вмешаться в украинские события. И Россия вмешалась. Неумело, допустив по меньшей мере три ошибки 3, но вмешалась. Для России Крым и Новороссия – часть начальных операций по выходу из комы, символика этого выхода, независимо от позиции и политики политического руководства 4. Политическое руководство, кстати, этого не понимает.

А теперь об Украине. Украина рождается как государство. Рождается, как и положено, в судорогах. Границы Украины очерчены уже не красными чернилами, а кровью 5. Консолидация политической нации налицо (при всем околореволюционном хаосе). И консолидация истории тоже. Более того, она рождается со своим проектом, который пока контурно формулируют только немногие интеллектуалы. Выжить после родов Украина сможет лишь реализовав нечто принципиально новое. Это новое естественным образом противопоставлено русскому проекту (иначе украинский проект просто опять растворится в русском), и европейским стремлениям (в старческой Европе Украина растворится и как народ, и как государство).

Вот тут точка возможного соприкосновения Будущей России (ТрансРоссии, если она состоится) и будущей Украины (если она начнет создавать нечто невиданное и неслыханное) – солидарность созидающих Иное. Но это Иное глубоко различно. Для Украины это ее первый проект. Для России уже четвертый, «которому не бывать» по всем правилам и который теперь нужно осуществить вне правил. Вот он, мета-взгляд – над различием правил и их нарушением. В этом может быть оправдание и разрешение трагической коллизии. Но это возможно (если возможно) только потом, после смены нынешних режимов – режима-комы в России и режима стремления к новой зависимости, которым больна современная «политическая элита» Украины, начисто лишенная самодостаточности. Украине нужно избавиться от радикала поиска хозяина-защитника-сюзерена. Лишь тогда, создавая СВОЕ, она станет заметна для русского глаза. И только тогда возникнет диалог.

Когда у Украины и России появится нечто общее, то, что может быть противопоставлено всему остальному Миру? Когда Россия пройдет «сквозь смерть», а Украина построит нечто третье по отношению и к национальному государству, и к Империи. Но это будет «когда-то», «там и тогда». А пока, «здесь и теперь» возможен лишь диалог интеллектуалов с русской и украинской сторон на мета-уровне, поиск не компромиссов и уступок, а той позиции над нашими сиюминутными («сиюгодичными») ролями, которую мы все и так ищем. Диалог в условиях принципиальной «неслиянности».



 1 И Европа, и Китай в свое время тоже были несовершенны и тоже оставляли вокруг себя кучи мусора.

 2 Кома комой, но интеллектуальных инноваций под коркой комы у России действительно много, проектная потенция реально велика. Но это отдельная тема.

 3 Ошибки: не была создана сеть пророссийских организаций, вместо этого они загонялись под ПР; не была проявлена солидарность с народной частью Майдана (именно с народной частью, а не «евросоставляющей»); не был определен в качестве союзника праворадикальный сегмент.

4  Насчет образа «чудовища, мирового злодея и лицемерного лжеца» могу только заметить, что это характеристика любого мало-мальски успешного политического деятеля – вспомним термин «корсиканское чудовище», примененный в свое время к Наполеону.

5  Скажу, может быть цинично, но именно война с Россией обеспечила эти роды, так что при всех очевидных и несовпадающих оценках роли России в этой войны разными сторонами, мета-оценка, «оценка сверху», скорее всего представит Россию в качестве акушера.

Только у нас ремонт авто кондиционеров недорого, со скидками.

Вверх.

На главную страницу.